?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Немцов убил себя сам
radzimich
Порой невозможно даже представить, насколько решения, которые ты принимаешь сегодня спустя много лет могут повлиять на твою судьбу. Сейчас многие обсуждают убийство Бориса Немцова, но никто пока не высказал одну мысль и я бы хотел, чтобы она осталась на просторах интернета хотя бы в этом блоге.



«Непонятно, почему власти не рассматривают свою самую любимую версию — самоубийство», грустно шутят в московской политической тусовке, а ведь в каком-то смысле это правда. На своё убийство политик прямым образом повлиял сам.

Чтобы понять, как это произошло, давайте вернёмся на 4 года назад, в декабрь 2011-го. На фоне выборов в Думу и «операции "Преемник"», проведённой прямо у всех на глазах, по всей стране начинаются акции протеста. Сперва небольшие, они идут по нарастающей и вот в Москве назначают точку сбора для исторического митинга. Все понимают — масштаб будет беспрецедентным. Кандидатуру Навального уже рассматривают на пост президента (некоторые особо фанатичные оппозиционеры так к нему и обращаются — «господин Президент»). В тот момент комитет протестных действий принимает решение собраться на площади Революции, в самом центре столицы. Учитывая предполагаемые размеры толпы митинг пройдёт вплотную возле стен Кремля, Госдумы, ЦИКа. Власти растеряны. Казалось бы, это победа — нужно только действовать по плану, собраться и чётко требовать своих целей: честных выборов, разнообразия в парламенте, выборов президента и всего прочего.

Но неожиданно за несколько дней до митинга, когда агитация идёт уже полным ходом, несколько членов оргкомитета получают письмо из мэрии:



Первые получатели письма — официальные организаторы митинга (формально заявка подавалась за много недель до всех событий от лица небольшой коммунистической организации Удальцова, планировалось, что это будет просто пикет). А вот в копии поставили почему-то только двух членов оргкомитета, видимо самых «сговорчивых». Немцов реагирует незамедлительно и от лица всего протестного движения (а в оргкомитете было человек 10), без согласования с кем-либо соглашается с мэрией на перенос митинга подальше от Кремля на изолированный Болотный остров. Остальные члены оргкомитета узнают об этом постфактум из прессы и от Немцова:





Видимо это был главный «дебют» Бориса Ефимовича, час X, когда историю страны, вопреки желаниям людей, удалось повернуть в другое русло, а маски были сняты, казалось, окончательно и бесповоротно. В дальнейшем, во времена «Анатомий протеста» в интернете стали массово появляться компрометирующие записи разговоров оппозиционеров, на одной из которых был и Немцов. Помню одну из его реплик: «Мне на Лубянке памятник должны за такое поставить». Тогда всем казалось, что от репутации Немцова ничего не осталось. Но дело как-то по-тихому замяли, события развивались стремительно, началось «болотное дело», протестная активность пошла на спад и все всё позабыли. Но кое-кто не забыл.

И вот это, мне кажется, нужно понимать — то решение Немцова было главным и для него, и для дальнейшей судьбы страны. Оно привело уже к гибели многих людей, а теперь сгубило его самого. И, возможно, погубит ещё многих.

P.S. И в заключение, как это было: «Болото вместо революции», Новая газета